Совместные роды — явление модное, ведь мужчина, прошедший родзал, просто обязан стать хорошим отцом. Но вот останется ли он хорошим мужем? Мы рассмотрим несколько конкретных примеров, почитаем отзывы как от мужчин, так и от женщин.

Когда мне поручили готовить этот материал, меня одолели смешанные чувства… Во-первых, сработали врачебные стереотипы — во времена прохождения мною курса акушерства в мединституте ни о каких партнерских родах и речи не было. Родзал относился к категории «святая святых» — до сих пор помню, как нас, студентов, гоняли за неправильно одетые бахилы…

Во-вторых, память, словно диктофонная запись, тут же выдала слова однокурсника, впервые увидевшего эпохальный процесс: «Да-а-а, девчонки… Вам не повезло — зрелище не для слабонервных…»
И наконец, самое главное — двух своих детей я рожала без помощи мужа. Когда появился на свет старший, не было такой возможности, когда младший — желания. Последнее даже не возникало — сразу вспоминались бледные лица мальчиков-одногруппников, выходящих из родзалов. В обморок, конечно, никто не падал. Но особого воодушевления не наблюдалось — чувство страха, удивления и ужаса одновременно. Примерять эту маску на своего мужа откровенно не хотелось…

Столь пространная преамбула не случайна. Она включает почти все «но», звучащие перед совместными родами. Зачем это нужно? Насколько страшно это было, и самое главное — что станет с отношениями потом?

Совместные роды отзывы мужчин и женщин.

Второй раз стал особенным…

Юлия (33 года) и Анатолий (33 года) Вакуленко

Кто стал инициатором ваших совместных родов?

Юлия. Я, однозначно. Это наш второй ребенок. Первого я рожала «по-советски» и, надо признаться, воспоминания у меня остались не самые приятные. Настенька родилась в воскресенье, и так совпало, что во всем родильном блоке я была единственной роженицей. Врачи, видимо, пользуясь выпавшей передышкой, были в ординаторской, медсестры и младший медицинский персонал занимались своими делами, а я в абсолютном одиночестве переживала схватки в темной предродовой палате. Это было ужасно: причем даже не могу сказать, что было хуже — боль или чувство одиночества. Когда в предродовую палату заглянула молоденькая девочка-студентка, я в буквальном смысле уцепилась за нее и, плача, просила не уходить и не оставлять меня одну…

Так что мной руководило одно-единственное желание: мне хотелось получить элементарную моральную поддержку близкого и родного человека во время длительного периода схваток. Но на присутствии в самом родзале я не настаивала: в этот период родов роженица находится под «двойным контролем» врача и акушерки, и наличие мужа, на мой взгляд, вовсе не помогает их слаженной работе. Согласитесь, многие не любят, чтобы во время работы у них стояли за спиной…

Как вы готовились к этому событию?

Юлия. Ни на какие курсы мы не ходили… Так уж сложилось. Правда, я нашла несколько «положительных» статей в журналах на эту тему и «подсунула» их супругу. Но гораздо убедительнее оказались слова нашего соседа по дому, который «рожал» вместе с женой. Он-то и развеял все страхи и сомнения: убедил, что это вовсе не страшно.

А кто-нибудь отговаривал вас от принятого решения?

Юлия. Да, очень многие знакомые. Говорили, что это слишком большая нагрузка для мужской психики, что мужчины ведут себя неадекватно, могут грубить персоналу и даже впадать в истерику, падают в обморок, и им самим приходится оказывать помощь. Честно говоря, мне было абсолютно все равно, кто и что говорил. Я просто хотела, чтобы он сидел со мной рядом и читал мне вслух. Просто сидел и читал…
Анатолий. Кстати, врач, который должен был принимать роды, сказал нам, что не приветствует присутствие мужа в родзале, а насчет предродовой палаты не возражал.
Какие воспоминания остались у вас об этом событии?
Юлия. Если сравнивать с первыми родами, то они, конечно, более светлые и теплые. Хотя я не могу сказать, что муж по-разному относится к детям.
Анатолий. Самое яркое впечатление — это первые минуты жизни малыша. Когда Миша появился на свет, меня позвали в родзал и дали его на руки. На смотровом столе в этот момент лежало несколько малышей, и все они просто разрывались от крика. А мой сын молчал и смотрел большущими круглыми глазами то на меня, то на яркие лампы… Сложно найти подходящие слова, чтобы описать свои чувства в этот момент. «Восторг» — наверное, наиболее подходящее.
Если сравнивать впечатления о пережитых первых и вторых родах, то эти я пережил легче. Когда жена рожала старшую дочь, я несколько часов «наматывал» круги вокруг роддома и мучился от неизвестности. В этот раз я знал, что происходит. Так что мне было намного спокойнее.

Изменились ли ваши взаимоотношения?

Юлия. Да, однозначно. Мы стали ближе друг другу, а мой муж стал моей самой большой «подружкой».
А остались ли какие-то неприятные впечатления?
Анатолий. (Большая пауза) Конечно, я очень волновался. И, честно скажу, даже боялся, как бы чего непредвиденного не случилось. Еще не хотелось оказаться беспомощным. Но я очень рад, что был вместе с женой: работа нашего роддома очень напоминает конвейер, и рассчитывать на персональное внимание в течение всего периода родов не приходится. Конечно, хотелось бы, чтобы медсестры и санитарки с большим тактом относились к роженицам. Это, наверное, мое самое негативное впечатление.

Какой совет вы бы дали парам, которые задумываются о совместных родах?

Анатолий. Решать самим и никого не слушать. Точно так же, как нет единого рецепта счастья, не существует и единого мнения по этому поводу.

Комментарий специалиста Марианна Владиславовна Маркова, доктор медицинских наук, заведующая сектором психотерапии, медицинской психологии и сексологии НИИ социальной, судебной психиатрии и наркологии.

Супругов, которые задумываются над возможностью совместных родов, беспокоит один и тот же вопрос: «Как они отразятся на взаимоотношениях?» Однозначного ответа на него нет: результаты исследований абсолютно противоположны. В том числе касающиеся физиологической составляющей отношений. На мой взгляд, негативные последствия случаются при психологической и/или информационной неподготовленности супругов, или при наличии у мужчины специфических особенностей: боязливости, мнительности, неуверенности в себе.

Роды называют естественным физиологическим процессом, но он очень специфический и достаточно травматичный. Во время раскрытия шейки матки может быть повторяющаяся рвота, во время потуг и схваток — непроизвольные мочеиспускания и дефекация. Готова ли женщина к тому, чтобы ее любимый мужчина стал свидетелем и этого?! Готов ли мужчина это видеть?! Если есть осознанное желание пережить совместные роды, я советую пройти специальные курсы, и если появляются сомнения — то еще раз основательно обо всем подумать. В конце концов, совместные роды — это просто совместные роды. И не следует переоценивать их роль в качестве стабилизатора отношений или гарантийного талона от развода и измен

Ни капли сомнений не было!

Виктория (25 лет) и Максим (27 лет) Приходько

Кто стал инициатором ваших совместных родов?

Виктория. Я! И все потому, что роды, на которых я присутствовала студенткой медицинского училища, оставили у меня очень гнетущие воспоминания. Я очень волновалась и переживала, боялась некомпетентного отношения со стороны врачей. Поэтому мне хотелось, чтобы муж был рядом.
Максим. Меня совсем не удивило предложение жены, я воспринял его как само собой разумеющееся логическое завершение беременности — со второго месяца беременности я разговаривал с малышом в животике. Поэтому у меня не возникло никаких сомнений.

Какие мнения вы слышали о совместных родах?

Виктория. Очень многие подружки пытались меня отговорить. Все аргументы сводились к тому, что мой муж перестанет вопринимать меня как желанную женщину и что это событие становится причиной многих разводов. Но, честно говоря, мало прислушивалась к их словам: я очень хорошо знаю своего мужа и была уверена, что ничего не изменится. Прислушиваться нужно к самой себе, а не к чужим словам и намекам.
Максим. Людям свойственно сомневаться… Это естественно. Но у нас сомнений не было.

Как вы готовились к этому событию?

Максим. Подготовка была формальностью: мы посетили два занятия в консультации — на большее не хватило времени.

Какие воспоминания у вас остались об этом дне?

Виктория. Муж делал мне массаж, высчитывал секунды с часами в руках и предупреждал меня о приближающихся схватках, когда они были редкими, а в родзале просто держал меня за руку, этого было достаточно…
Максим. Но в самом родзале моя помощь, конечно, свелась к нулю. Врачи мне сказали: хочешь стоять — стой, только не мешай. Молчи и ничего не делай!
Я часто подшучиваю над женой, что увидел нашего ребенка раньше нее: у Демьянчика было двойное обвитие пуповиной, поэтому сначала появилась багровая голова, потом белая как снег ручка. Потом пуповину распутали, а малыш молчит… Секунды, которые прошли до первого его крика, показались мне вечностью. А когда он закричал… Сложно найти слова, которые могли бы выразить мои чувства. Таких слов, наверное, нет…

А неприятный осадок остался?

Максим. Сложно назвать его неприятным, скорее… нелегким. Жена кричала так, что звенели окна, а я не мог ничем ей помочь. В некоторые моменты ощущалось, что я в родзале «третий лишний». Что касается влияния на наши отношения (предвижу ваш следующий вопрос), то я абсолютно уверен: по отношению к своей женщине чувство брезгливости никогда не возникнет.
После родов, в половину шестого утра я уехал домой с чувством выполненного долга. А через несколько часов «желто-зеленый» отправился на работу…

Какой совет вы бы дали парам, которые задумываются о совместных родах?

Максим. Мои знакомые, кто решился на этот шаг, подходят и просят им рассказать ВСЕ. Я лишь отвечаю на их вопросы, но решение принимать все равно им.
Виктория. Муж очень привязан к сыну, и я уверена, что отцовские чувства проснулись именно в момент рождения сына. Я советую всем любящим супругам не бояться родов. Когда я его спросила, пойдет ли он на это второй раз, он ответил: «Конечно!» Одной мне было бы очень тяжело…

Наша самая сокровенная тайна. Наталья (31 год) и Сергей (31 год)

Кто стал инициатором ваших совместных родов?

Наталья. Я не хотела заставлять мужа. Просто сказала, что мне бы этого хотелось: все важные поступки мы всегда совершаем вместе. А ведь роды именно к ним и относятся…
Сергей. Я сразу согласился.

Как вы готовились к этому событию?

Наталья. Конечно, мы ходили на специальные занятия.
Сергей. Честно отслушали полный курс. Он очень много мне дал: как делать массаж, как проходят роды, чем потуги отличаются от схваток и так далее…

Какие мнения слышали?

Наталья. Меня отговаривали те, кто не знал моего мужа или плохо знал нас как пару! Сколько я наслушалась рассказов о «знакомых знакомых», которые развелись после этого… Говорили, что я перестану оставаться загадкой для мужа. Может быть, для некоторых пар загадочность — главная объединяющая сила. Для нас основное — это доверие и открытость.
Сергей. Меня никто не отговаривал. Но если у меня сейчас спрашивают совета, то я говорю так: «Не хочешь — лучше не иди!» Особенно, если человек впечатлительный. Некоторые женщины тоже не хотят присутствия мужа, и я считаю — это их право, и нечего настаивать, если супруга «против».
Наталья. Говорили еще, что мужья сидят и скучают во время продолжительного периода схваток. Но, поверьте, нам скучать не пришлось: мы вместе переживали схватки и вместе РОЖАЛИ в родзале.
Муж помогал врачам, повторяя команды гинеколога: мужа я слушалась, а доктора — не всегда хотелось. А еще он в буквальном смысле не дал малыша унести в детскую реанимацию. Захарчик родился с обвитием пуповины, поэтому врачи хотели перестраховаться. Но ведь ребенку лучше с мамой, а не в боксе. Сама, уставшая от родов, я бы не смогла их в этом убедить.
Сергей. Это одна из причин, почему папа должен быть в роддоме! После родов мама настолько обессилена, что решать организационные вопросы просто не в состоянии.
Мужчина должен быть участником родов, а не наблюдателем. Иначе ему там нечего делать. Я старался помочь изо всех сил и так волновался за жену, что даже не обратил внимание на пол малыша: закричал — и слава Богу!

Какие самые яркие воспоминания у вас остались?

Наталья. Самое яркое: я очнулась от наркоза (у меня были определенные проблемы), смотрю, а мой муж сидит с малышом на руках и оба плачут…
Сергей. …Я плакал от счастья и не стесняюсь этого. Запомнились первые мгновения: держу ребенка на руках, а он кричит. Мелькнуло в голове «Боже, что с ним, почему он кричит?!» Я его покачал, Захарчик успокоился — «Что не так, почему замолчал?!» Но перерезать пуповину я отказался. Это ведь не шоу!

Чего вы боялись больше всего?

Сергей. Тяжело от того, что это… не просто больно… а ты ничего не можешь сделать. Думал, лучше, чтоб у меня болело…
Наталья. Волновали чужие мнения, что мой муж перестанет воспринимать меня как желанную женщину. Но, к счастью, наши отношения стали еще более чувственными и более зрелыми. Может, мне просто с мужем повезло?!
У нас теперь есть еще одна тайна на двоих, которая нас связывает и объединяет еще крепче. Это просто еще один огонек в очаге нашей семьи, который нас греет.
Сергей. Мы действительно стали роднее… Но жене я сказал так: «Если ты решишь ограничиться одним ребенком, я тебя пойму и не буду настаивать. Я видел, что ЭТО такое, — решать только тебе».

Комментарий специалиста Марианна Владиславовна Маркова, доктор медицинских наук, заведующая сектором психотерапии, медицинской психологии и сексологии НИИ социальной, судебной психиатрии и наркологии.

Кроме того, я бы четко обозначила мотивы, которыми НЕЛЬЗЯ руководствоваться женщине:

— месть за проступок (в том числе измену). Без комментариев.
— желание вызвать чувство жалости и сочувствия к себе самой и нелегкой женской доле. Жалость — худшая основа для укрепления отношений.
— желание ускорить проявление отцовских чувств. Если чувства матери к ребенку сродни инстинкту (их еще можно сравнить с безусловным рефлексом), то отцовские чувства ближе к инстинкту условному, то есть приобретенному. А потому появляются/усиливаются они со временем. Или не появляются совсем. От того, как скоро мужчина увидит своего ребенка — на первой или на сто первой минуте его жизни, — их глубина не зависит.
— попытка реанимировать отношения. Если они требуют таких «медицинских» мероприятий, то лучше их проводить в специальных учреждениях другого профиля, например, в консультативном психологическом центре.

Зато желательно, чтобы жена:

— доверяла мужу. Причем в буквальном смысле этого слова — доверяла ему свои страхи и сомнения! Ведь в предродовой палате женщине нужен не «зритель», а доброжелательный помощник. Тогда он сможет оказать реальную помощь (физическую и психологическую), найти нужные слова, успокоить, в конце концов.
— не боялась показаться непривлекательной. Если в обычной жизни супруг редко видит женщину без макияжа и укладки, то после родов можно заработать «комплекс потери имиджа», а потом долго от него избавляться.

Мотивы, Запрещенные для мужчин:

— желание удовлетворить свое любопытство. Совместные роды — это не прогулка по парку, а родильный зал далек от музейного. Место мужа в родзале — у изголовья жены, а не напротив промежности с фотоаппаратом в руках. Роды — это тяжелая работа, я повторюсь — именно работа, и относиться к ним нужно именно так.
— желание повторить опыт приятелей. Фраза «Друг ходил и очень советовал» может относиться к чему угодно — к художественной выставке, спектаклю, но не к родам. Это действо совершенно иного порядка.

Зато желательно, чтобы муж:

— сам хотел присутствовать на родах, а не соглашался, внимая аргументам жены. Если мужчина отказывается идти на роды, не стоит на него давить, уговаривать и убеждать.
— был способен быстро ориентироваться в критических ситуациях. Если он по натуре «паникер», а чрезвычайная ситуация вводит его в состояние «ступора» — ему не место в родзале.
— не относился к беременности и родам как к женским штучкам, о которых можно/лучше/спокойнее ничего не знать и не слышать.
— посмотрел обучающий курс и научился делать массаж.

Совместные роды с мужем — видео отзыв.

Прочитано 50 раз за период публикации, 1 раз за сегодня