Одной из самых распространенных онкопатологий в мире является рак легкого. До сих пор не существует единой теории о том, что служит причиной развития рака. Нет и безусловно эффективного средства лечения. Стремительный ХХ век принес с собой только массу неблагоприятных факторов, которые провоцируют развитие болезни. А многие вопросы все еще остаются без ответа. На самые актуальные из них отвечает Евгений Александрович Новиков, заведующий 1-ым торакальным отделением Ивановского областного онкологического диспансера.

— Евгений Александрович, как можно охарактеризовать такую онкопатологию, как рак легкого?

— Рак легкого, безусловно, является серьезной проблемой и в мире, и в России. Это обусловлено высоким уровнем заболеваемости. По расположению опухоли в легких различают центральный и периферический рак легкого. Центральный рак располагается в бронхах, доступных для эндоскопического исследования. Периферический рак располагается глубже и с помощью фибробронхоскопии такие опухоли увидеть нельзя. По своему клиническому течению центральный и периферический рак легкого отличаются. В структуре онкопаталогий у мужчин он занимает первое место по числу смертельных исходов. У женщин картина немного лучше, и это связано с причинами заболевания. Одной из самых распространенных причин является курение табака. А далее можно назвать целый ряд опасных факторов: промышленные вредности, загрязнение окружающей среды выбросами промышленных предприятий и выхлопными газами автотранспорта, что в последнее время становится все более и более значимым. Контакт с радионуклидами: фенол, радон.

— Насколько опасным может быть пассивное курение, ведь от него никто не застрахован?

— Разумеется, активные курильщики заболевают гораздо чаще. Ну и пассивное курение – это вопрос времени и восприимчивости, возможных провалов в иммунной системе того, кто вынужден вдыхать табачный дым. Японские ученые провели обследование двух групп некурящих женщин. Оказалось, что некурящие жены курильщиков заболевали раком легкого в два раза чаще, чем жены некурящих мужей.

— Почему так происходит? От чего зависит запуск механизма болезни?

— К сожалению, ответа на этот вопрос нет. Существует более 60-ти различных теорий рака, это говорит лишь о том, что ни одна из них до конца не верна. Ежегодно в СМИ появляются мнения, что ученые вплотную приблизились к проблеме рака, что скоро будет ясно, как его надо лечить. Но очень скоро об этой новой теории забывают, потому что значение ее преувеличено. Решение проблемы не найдено до сих пор. Ведь все, о чем я говорил – это только провоцирующие факторы. Если бы мы знали, почему развивается рак, то нашли бы и способ борьбы с ним.

— Можно ли говорить о каких-либо тенденциях по данному заболеванию?

— В начале века рак легкого был очень редким заболеванием, которое не вызывало тревоги у медиков. К середине века стал встречаться уже достаточно часто. А в 90-х гг ХХ века рак легкого вышел на первое место по смертности среди онкозаболеваний у мужчин. У женщин процент меньше, но прирост заболеваемости тоже оказался достаточно высоким. Однако сейчас такого резкого подъема не наблюдается. Раньше в нашей области за год регистрировалось 700 случаев заболевания на 100 тысяч жителей. Сейчас не больше пятисот. Но это уменьшение показателей можно связать скорее с вымиранием населения, чем с тем, что люди в массе своей решили взяться за здоровый образ жизни.

— Как проявляется болезнь? По каким симптомам можно заподозрить страшный диагноз?

— Рак легкого имеет свои стадии, и признаки. Но появление симптомов служит сигналом о том, что рак приобрел уже достаточно распространенную форму. Основные симптомы таковы: кровохарканье (примесь крови в мокроте), боль в грудной клетке, повышение температуры. Сложность состоит в том, что у этого заболевания нет характерных признаков: ну кто из нас не температурит, у кого не бывает кашля? Как правило, должного внимания на происходящее пациент не обращает. И как следствие, болезнь запущена. Потом человек начинает болеть все упорней и упорней. Худеет, обращается в больницу, его направляют к нам и… диагноз – рак легкого. В основном рак легкого диагностируется после 50-ти лет. Это то время, когда стаж курения переваливает за 30, или производственный фактор дает о себе знать. Стоит сказать и об одной из главных проблем в диагностике – первичной постановке диагноза в общелечебной сети. Она недостаточна. Скажем, такая форма, как центральный рак легкого, представляет собой закупорку сосудов. Возникает заболевание, очень напоминающее собой пневмонию. Отчасти это и есть пневмония. Ее начинают лечить. Если больного отпускают домой, пневмония повторяется снова. Мы неоднократно встречаемся с тем, что пациент приходит к нам из общей лечебной сети после 2-х, 3-х или даже 4-х пневмоний. Вместо того, чтобы его сразу обстоятельно обследовать, пациента лечат от мнимой болезни. И очень часто оказывается, что процесс зашел слишком далеко.

— Когда нужно обращаться за целевой диагностикой в онкодиспансер?

— Сейчас при любом обращении в поликлинику пациента первым делом отправляют на флюорографию. И тогда, не центральный, но периферический рак легкого можно выявить на достаточно ранней стадии. Разумеется, чем быстрее рак легкого выявлен, тем лучше будут результаты. В условиях онкодиспансера заболевание диагностируется путем рентгенологических обследований: рентгенография, рентгеноскопия, томография, компьютерная томография, эндоскопическое обследование. Для разных форм мы используем различные методы диагностики. Но при начальных признаках практически не обращается никто. В основном диагностируется 4-ая стадия рака, последняя. Как правило, шансов у таких больных остается крайне мало.

— Каковы методы лечения?

— Единственным радикальным методом лечения до настоящего времени остается хирургический. Остальные методы лечения – лучевая терапия и химиотерапия – выступают в качестве сопроводительных, вспомогательных методов. Они применяются в том случае, когда радикальные средства невозможны, поскольку функциональные резервы организма человека настолько низки, что могут не выдержать операбельной нагрузки. Либо в качестве поддерживающей терапии после операции. Либо в качестве основного метода лечения при определенных формах рака легкого. Дело в том, что ни один другой орган так функционально не важен. Легкими мы пользуемся двадцать раз в минуту. И удаление части легкого может вызвать серьезные проблемы у человека. Если говорить об эффекте лечения, то оно дает крайне далекий результат по удовлетворительности. Есть очень грубая статистика: радикальному лечению поддается не более 10% больных, при этом пятилетняя выживаемость после лечебного курса составляет только 30%. То есть из ста прооперированных пациентов через пять лет будут жить только трое. И у операций существует своя градация. Одно дело, если мы сделали экономную резекцию, удалили часть легкого, другое дело – оперативное вмешательство на третьей стадии. Существуют статистические данные: если мы оперируем пациента на первой стадии, пятилетняя выживаемость составляет 57%, на третьей стадии – не более 22%. На четвертой стадии человек фактически обречен. Но, даже оперируя пациента на первой стадии, мы должны помнить о том, что существует 27% ошибки стадирования. Допустим, диагностирована первая стадия заболевания, а у больного уже четвертая. То есть последняя. На этой стадии развиваются отдаленные метастазы – это дочерние опухоли, от которых в основном и погибают люди при раке легкого. С током крови метастазы разносятся по всему организму. Где и как вторичная опухоль проявит себя в дальнейшем, предсказать невозможно. И на четвертой стадии удаление части легкого вовсе не снимает риск проявления метастаз.

— Какие требования необходимо соблюдать пациенту после операции?

— В течение 10-ти лет мы наблюдаем пациента, по возможности проводим курс укрепляющей терапии. Ну, конечно, если человек в этом нуждается. Практически все лечение рака легкого оплачивает государство. Если каких-то необходимых препаратов нет, человек решает для себя, приобретать ему самостоятельно лекарство или нет. Потому что это «удовольствие» дорогое. Самый дешевый препарат последнего поколения для лечения одной из форм легочного рака стоит порядка 20 тысяч рублей за курс. А таких курсов необходимо провести не менее четырех. Плюс сопутствующие препараты (противорвотные), в итоге получается 100 тысяч рублей. Но даже если препарат эффективен, предел выживаемости благодаря его действию увеличивается лишь на 80 дней.

— Можно ли как-то защитить себя о рака легкого? Профилактировать болезнь?

— Профилактировать? Если только не дышать. Ведь мы же не можем исключить из нашей жизни все потенциально опасные факторы. Мы пассивно или активно вдыхаем табачный дым, ходим по улицам, работаем. По 20 раз в минуту всасываем все, что нас окружает. Но вообще у каждого человека все же есть выбор: жить в городе или в деревне, курить или нет, вести здоровый образ жизни или нет.

— Но к счастью, не все люди болеют…

— О нормах здесь говорить не приходится. Мы с вами говорили о 30-летнем стаже курильщика, но кому-то для развития рака легкого хватает и десяти лет. И от количества выкуриваемых сигарет здесь мало, что зависит. Конечно, можно понимать разницу в качестве сигарет: процент содержания смол и никотина, использование дешевого табака или дорогого, наличие или отсутствие фильтра. Но по большому счету, все это только «смягчает» степень провокации заболевания.

— Сколько проходит времени с момента постановки диагноза и до того времени, как пациент в числе тройки «счастливчиков» продолжает жить?

— Это опять вопрос из разряда «все индивидуально». К нам приезжают люди, которых оперировали 15-20 лет назад. Все зависит от стадии заболевания, на которой пациент попал к врачу, от того, насколько радикально приходится его лечить, и каковы функциональные возможности организма. Приговор – это у прокурора. Рак легкого – это диагноз. Но если брать период от диагностики до реабилитации после оперативного вмешательства, то может пройти до 2-х месяцев.

— Что может медицина в борьбе с этим онкологическим заболеванием?

— Что тут может медицина? Известно, что на 80% здоровье человека зависит от образа жизни и только на 10% от вмешательства врача. А врач к пациенту когда приходит? Либо когда уже совсем плохо, либо когда пациент сам приходит к врачу. А все эти врачебные хождения в народ не имеют особого смысла. Возьмем даже школу: дети просто не верят докторам, считают, что им навязывают пустую мораль, не отдают отчета в происходящем. Здесь огромная роль принадлежит скорее СМИ, они могут создать атмосферу необходимости здорового образа жизни. Пока человек не поймет, что быть здоровым выгоднее со всех позиций, ничего не изменится.

Видео — что нужно знать о раке лёгкого:

Прочитано 135 раз за период публикации, 1 раз за сегодня