Симпатичный худощавый мужчина лет 35 стоит на коленях и с неподдельным восхищением смотрит на мой лобок. «Поразительно, – бормочет он, поднимаясь, – Уже почти все зажило». Во избежание недоразумений стоит объяснить, что мужчина – врач-дерматоонколог. Неделю назад он удалил мою родинку, которая (что делать – против правды не пойдешь) находилась именно внизу живота.

Правда, в тот раз он был не так любезен. «Что вы носитесь с ней, как с писаной торбой? – спросил он, разглядывая выпуклое образование с неровным рельефом, переливающееся всеми оттенками коричневого – от цвета чая с молоком до черного с красноватым отливом. – Ходите, проверяете ее каждый год. А надо отрезать – и все!»

Внутри у меня все задрожало. Ох уж мне эти врачи со своими безапелляционными заявлениями! А может, эта родинка дорога мне как память? Она была у меня всю сознательную жизнь. Помню, как моя бабушка, после купания закутывая меня в казавшееся тогда необъятным махровое полотенце, попыталась убрать ее с кожи, думая, что что-то прилипло. «Это лодинка», – остановила я ее (хорошего логопеда нашли годом позже). «Вот как бог тебя украсил», – улыбнулась бабушка. Тогда родинка была маленькой и плоской. И оставалась такой до тех пор, пока я впервые не побывала на море. Это случилось, когда мне было уже 20. С тех пор родинка начала меняться: поднялась, словно дрожжевое тесто, выпустила маленькие отростки, напоминающие сталагмиты, и стала разноцветной.

Начались мои хождения по дерматологам. Один сообщил: «Невус!», другой сказал: «Невус», диагноз коллег подтвердил и третий. Но я не успокоилась, пока не попала к одному из лучших дерматологов страны – профессору, доктору медицинских наук Николаю Николаевичу Потекаеву. Именно он пять лет назад «привез» в Россию международный проект «День диагностики меланомы». Меланома – это самая агрессивная разновидность рака кожи, которая часто «маскируется» под родинки. Но на ранних стадиях она полностью излечима. «Ежегодно в мире из-за позднего обращения к специалисту меланома уносит 37 тысяч жизней. В России, по данным 2005 года, смертность составляет 60%. Выживает каждый третий. В то время как в США из-за своевременного обращения пациентов врачи спасают 85% заболевших», – говорится на официальном сайте проекта melanomaday.ru.

Теперь и в нашей стране раз в году любой желающий по предварительной записи может бесплатно проверить родинки у дерматолога.

«Солнце провоцирует образование меланомы, поэтому его «потребление» должно быть умеренным, – сказал мне Потекаев перед встречей. – Знаете, где в Европе самый высокий уровень заболеваемости?» «В Испании?», – попыталась угадать я и попала пальцем в небо. «В Скандинавии! 15 случаев на 100 тысяч населения. А самый низкий – в Средиземноморье, 5 случаев на 100 тысяч населения. А почему? У кожи жителей северных стран плохо развит механизм самозащиты от ультрафиолета, а они еще на радостях, что попали «в тепло», проводят под палящими лучами целые дни».

Мы договорились, что Потекаев осмотрит меня в Сеченовке (Первый московский государственный университет имени И.М. Сеченова на Фрунзенской). Я шла туда, вспоминая, что в детстве пару раз обгорала так, что не могла ни лежать, ни сидеть, а будучи студенткой, любила после ночи в клубе поспать на пляже до обеда и еще до недавнего времени не воспринимала солнцезащитные средства всерьез. Мысли о моей «солнечной распущенности» заставили меня задуматься о том, что я буду делать, если узнаю, что у меня рак и мне жить осталось полгода…

Прием длился секунды. Врач достал из стакана для ручек большую лупу и, глянув на виновницу моих переживаний, сказал: «Обычный невус. Идите в любой институт красоты, его выжгут лазером». Счастье было полным. Но недолгим. Через пару недель после осмотра моя родинка начала размножаться – рядом вылез «малыш», бесцветный и маленький, но от этого не менее угрожающий. Повторно напрашиваться к отечественному светилу дерматологии я не посмела и еще год гуляла, нося на себе потенциальное оружие саморазрушения, не зная, чего от него ждать. А однажды проснулась с мыслью, что информация, какая бы она ни была, лучше неизвестности. Так я попала к тому самому худощавому и симпатичному Константину Ивановичу Касапову, который подтвердил диагноз «невус» и относительно родинки-мамы и относительно родинки-дочки и в тот же день без сожалений и лишних предисловий вырезал всю семью. Скажу честно, было страшно.

«Будем делать электрокоагуляцию. Сдайте общий анализ крови и приходите в седьмой кабинет», – сказал он, сунув мне в руки какие-то бланки. Я была в седьмом уже через пару минут. Там ждали Константин Иванович в марлевой повязке, молоденькая медсестра с тем же аксессуаром на лице и полноценный операционный стол. Увидеть последний я никак не чаяла. Первым естественным желанием было растаять и вытечь в коридор через щель между полом и дверью. А там уж и до выхода недалеко. «Зачем мне, здоровому человеку, на операционный стол?» «Лежа вам будет удобнее», – словно прочитала мои мысли медсестра. Что ж, трансформироваться в жидкость не получилось – назад дороги нет.

Несколько минут ждем, пока подействует ультракаин (родственник новокаина), врач надавливает на родинку: «Чувствуете?» Чувствую, только внутренними органами, а кожа впала в спячку. Странное ощущение, надо сказать. Медсестра включает аппарат, врач подносит его к родинке, отворачиваюсь и… с удивлением отмечаю, что ничего не чувствую. Ну вообще ничего! Через пять минут мы снова в кабинете. Меня намазали зеленкой, полили марганцовкой и заклеили пластырем. «Завтра приедете на перевязку к любому хирургу, потом сами будете обрабатывать ранку раз в день», – говорит Касапов. – Через неделю придете ко мне, посмотрим, как все заживает».

С тех пор прошло несколько недель. Место, где была родинка, чуть светлее, чем кожа вокруг, но больше ничем от нее не отличается. А я удивляюсь, что так долго тянула с удалением потенциально опасного нароста с поверхности дорогого мне организма.

Как не допустить меланому.

От доктора наук Катьи Варнке из центра исследовательских разработок Beiersdorf в Гамбурге:

1. Перед и после поездки к морю или в горы сходите к дерматологу.
2. Первые дни отпуска проводите на пляже не больше получаса в день – утром или вечером. Используйте кремы с максимальным уровнем защиты постоянно, даже если облака и вы отправились осматривать достопримечательности.
3. Когда кожа загорела, уровень защиты можно снизить, но никогда нельзя отказываться от нее вовсе. Проводите на пляже не больше двух-трех часов в день, не выходите на солнце с полудня до четырех дня и носите головной убор.
4. Детям вообще не стоит находиться на открытом солнце. Солнечный ожог, полученный в детстве, навсегда остается в «памяти» клеток кожи и запускает процесс преждевременного старения, результаты которого ваш ребенок увидит лет через тридцать.
5. Используйте средства после загара каждый вечер. Если вы все-таки обгорели, сделайте ледяной компресс или примите холодную ванну. Нанесите любые аптечные гели с пантеноловой кислотой. Они успокоят и охладят кожу.

Способы удаления родинки, невуча

Жидкий азот (по-научному криодеструкция) – самый недорогой способ избавиться от поверхностной плоской родинки. Жидкий азот глубоко промораживает ткани и сжигает образование сильным холодом. Процедура проводится как в клиниках, так и в салонах. Процесс заживления длится несколько недель. На коже может остаться едва заметный рубец, поэтому этот метод не подходит для удаления родинок на лице и шее.

Лазер считается самым современным и безопасным способом удаления образований на коже. Однако он подходит только для удаления поверхностных, совершенно безопасных, с точки зрения врача, родинок. Лазер разогревается до нескольких сотен градусов и испаряет родинку слой за слоем. Крови нет, потому что лазер сразу прижигает место среза. Заживление длится пару недель. Возможность, что останется рубец, практически сведена к нулю. Проводить процедуру могут как врачи, так и опытные косметологи.

Электрокоагуляция – вырезание родинки электрическим током высокой частоты. Единственно правильный вариант удаления выпуклых родинок и желательный – для плоских. Лазер и жидкий азот сжигают только выступающий слой образования. Таким образом, существует опасность удалить родинку не до конца, а значит, травмировать ее, что может привести к перерождению. Кроме того, для полной уверенности вырезанную ткань отправляют на гистологию – анализ клеток, из которых она состоит. После лазера и азота отправлять на гистологию нечего – все сожжено. Электрокоагуляцию косметологам доверять не стоит, отправляйтесь к хирургу.

Радионож, или радиоволновая коагуляция – воздействие на родинку радиоволнами высокой частоты. Косметический эффект и временные затраты примерно такие же, как и в двух предыдущих случаях. Единственным существенным отличием является отсутствие ожога вокруг обрабатываемой зоны, что позволяет избежать остаточной боли и отеков после прекращения действия анестезии.

Хирургическое иссечение, или вырезание родинки хирургическим ножом, называют методом вчерашнего дня. Однако его до сих пор с успехом используют для удаления обширных и глубоких родинок. На ранку накладывают косметические швы, которые снимают примерно через неделю. Остается двух-трехмиллиметровый рубец.

Азбука здоровья

Ведущие дерматологи стран ЕС рекомендуют проводить самоосмотр не реже раза в месяц. Чтобы людям, не имеющим медицинского образования, было понятно, что именно нужно искать, специалисты разработали правило ABCDE (по первым буквам английского алфавита). Если вы заметите родинку хотя бы с одним из этих признаков, обратитесь к дерматологу:

Asymmetry – одна половинка родинки отличается от другой;
Border (граница) – родинка с нечетким контуром;
Color (цвет) – неравномерно окрашенная родинка;
Diameter – родинка диаметром больше 6 миллиметров;
Evolution – любые изменения, особенно рост родинки.

Каноны красоты

Родинки всегда считались украшением. Модницы во все времена рисовали на щеках и подбородке темные точки или наклеивали мушки. Небольшие плоские родинки считаются привлекательными и сегодня. Например, пикантная родинка в уголке губ есть у Синди Кроуфорд. До последнего времени Мадонна всячески подчеркивала родинку над губой: особенно яркой, почти черной она была во времена Like a Virgin, но в последние годы певица маскировала родинку с помощью тональных средств, а недавно вовсе удалила ее.

Группа риска

«Кожа ничего не забывает», – говорят врачи. Повреждения клеток, накопившиеся за годы общения с солнцем, однажды могут превратиться в меланому. В группу риска дерматологи включают:
обладателей светлой кожи, которые быстро обгорают на солнце;
тех, кто в детстве или молодости несколько раз обгорал на солнце;
тех, кто регулярно загорает в солярии или любит полежать на солнышке.

Прочитано 38 раз за период публикации, 1 раз за сегодня