На вопросы отвечает, врач лазерного центра отделения микрохирургии глаза областной клинической больницы Алла Евгеньевна Вакурина.

— Алла Евгеньевна, с чего началась деятельность лазерного центра?

— В 1997 году наша областная больница, отделение микрохирургии глаза, получила два лазера. Оба лазера — хирургические. Первый лазер называется ЯК-лазер, это лазер хирургический, он применяется для операций на переднем отрезке глаза. Второй лазер аргоновый, это – лазер-коагулятор, применяется для операций на заднем участке глаза при заболеваниях сетчатки.

— Каковы показания к применению ЯК-лазера?

— Это некоторые формы глаукомы, в том числе острый приступ глаукомы, при котором раньше лечение было только одно — хирургическое и часто сопровождалось осложнениями. Лазер позволяет избежать этих осложнений и избежать обычной хирургической операции.

— Как работает лазер?

— Лазер производит деструкцию (разрушение) ткани. При фокусировке на той ткани, которую нам требуется разрушить, возникает как бы минитермоядерный взрыв. Этот взрыв разрывает ткань глаза, строго дозировано, строго в определенном месте, в том, в котором нам нужно. Это позволяет излечить или профилактировать некоторые формы глаукомы и излечить так называемую вторичную катаракту. Дело в том, что после операции по поводу катаракты иногда появляется вторичная катаракта. Это маленькая тоненькая непрозрачная или полупрозрачная пленочка, которая мешает видеть. Ее можно разрушить нехирургическим путем, без разрезания глаза в условиях операционной, со всевозможными послеоперационными осложнениями. Вся процедура длится несколько минут, несколько нажатий кнопочкой, фокусировка в определенном месте, и пленочка разрушается, человек начинает видеть.

— И через какое время после операции к человеку возвращается зрение?

— Это самая приятная для врача операция, когда пациент садится с низким зрением за наш аппарат, а через минуту- две встает и говорит: “Я вижу!” Это очень приятно. Сразу после этого мы проверяем зрение, и оно оказывается очень высоким. Это действительно очень благодарная операция.

— А для чего применяется аргоновый лазер?

— Второй наш лазер — это лазер-коагулятор, лазер, который мы применяем для лечения заболеваний глазного дна. Это сосудистые заболевания глазного дна, в том числе сахарный диабет. При сахарном диабете именно изменения сосудов ведут к необратимым изменениям сетчатки — нервной ткани глаза. Лазерное лечение позволяет предупредить слепоту при сахарном диабете в двух случаях из трех. Другая группа сосудистых заболеваний — это тромбозы, нарушения кровообращения в сетчатке. То, что в сердце — инфаркт, в мозге — инсульт, в глазу — это тромбозы сосудов сетчатки. Они сопровождаются кровоизлияниями и отеками на глазном дне. Лазерное лечение позволяет улучшить и увеличить скорость рассасывания кровоизлияния и отека и помогает предотвратить осложнения, которые могут развиться в позднем периоде, через несколько месяцев после развившегося тромбоза.

— Что это могут быть за осложнения?

— Например, из-за кислородного голодания в сетчатке начинают расти сосуды с плохими свойствами, с тонкой стенкой, которая рвется и дает массивное кровоизлияние внутрь глаза, которое может привести к полной слепоте.

— Позволяет ли лазер-коагулятор бороться с отслойкой сетчатки?

— Большой раздел работы на лазере — коагуляторе — профилактика и лечение отслойки сетчатки. Примерно треть нашего населения страдает близорукостью. Это не только косметический дефект, который требует ношения очков. Зачастую близорукость сопровождается изменениями в сетчатке. Причем изменения эти зачастую скрытые, не ощущаемые самим пациентом. Даже при слабой близорукости в сетчатке могут появляться дырочки. Часто это бывает на периферии сетчатки, и их возможно обнаружить только при специальном целенаправленном осмотре.

Поэтому чтобы выяснить, необходимо ли лечить периферические изменения сетчатки, лучше обратиться в наш лазерный центр, поскольку у нас есть вся необходимая для этого аппаратура: оптические инструменты, оптические линзы, которые позволяют детально рассмотреть глазное дно даже на самой крайней периферии сетчатки. У нас действительно очень мощная диагностическая база. За прошлый год мы провели около трех тысяч консультаций.

— И если вы обнаруживаете эти изменения, как осуществляется лечение?

— Если мы видим дырки на периферии глазного дна при близорукости, мы можем помочь человеку. Лазером как бы приклеить или пришить сетчатку к подлежащим тканям. В этом случае дырка уже не дает осложнение в виде отслойки сетчатки. Очень тяжелого, одного из самых тяжелых заболеваний глаза, которое трудно лечится хирургически и может привести к полной слепоте глаза.

— Может ли человек, страдающий близорукостью, по каким-либо симптомам заподозрить у себя наличие таких изменений сетчатки?

— При близорукости есть два вида изменений на глазном дне. Первое изменение — в центре сетчатки, в том месте, которое дает остроту зрения. Эти изменения человек чувствует, он просто замечает, что у него ухудшается зрение. Второй вид изменения — на периферии глазного дна. Этих изменений человек не чувствует абсолютно. Дело в том, что эти изменения расположены в тех местах, где сетчатка даже и не работает, в оптически недеятельной части сетчатки. Будь там хоть дырка, хоть какие-то дистрофические очаги, человек это абсолютно не ощущает. Есть данные, и они подтверждаются нашими наблюдениями, что даже при слабой близорукости до 3-х диоптрий часто возникают дырки или другие изменения сетчатки, требующие лазерного лечения — укрепления сетчатки. Обычные поликлинические условия, как правило, не позволяют обнаружить изменения сетчатки. Нужна специальная аппаратура, чтобы увидеть крайнюю периферию сетчатки.

— Каков отдаленный эффект после проведения лазерной коагуляции?

— Если изменения выраженные и нет гарантии, что они не будут прогрессировать, что не будут появляться дырочки в новых местах, человеку желательно раз в год или раз в два года показываться специалисту. Если близорукость прогрессирует, то также есть смысл периодически приходить к нам на осмотр.

— Можете ли вы помочь человеку, если отслойка сетчатки уже произошла?

— При большой отслойке сетчатки проводится настоящая операция. Один лазер в данном случае не поможет. Если отслойка сетчатки уже произошла: или на фоне близорукости (человек вовремя не обратился за помощью и вовремя не была закрыта дырочка) или на фоне травмы, когда раненой оказалась сетчатка, и человек оперируется по поводу отслойки сетчатки, после основной операции мы обычно проводим дополнительное укрепление сетчатки, в том месте, где она была разорвана. Лазер хорош только для профилактики и для закрепления эффекта операции. Именно поэтому мы стараемся профилактировать эти процессы. Лечение уже развившейся болезни дается очень тяжело.

— Насколько велика потребность в таких операциях?

— Дело в том, что у нас в течение полутора лет лазер не работал. На него легла слишком большая нагрузка, и он выработал свой ресурс, а на приобретение нового у больницы не было средств. Наш лазерный центр возобновил свою работу с октября прошлого года. Мы получили новый аргоновый лазер, на котором выполняются все операции по лечению патологии сетчатки. Пока не работал наш лазер, пациентам за медицинской помощью приходилось ездить в Москву или в Ярославль, в города, где есть глазные лазерные центры. Сейчас мы практически никому не отказываем в операциях. Больные из областного центра получают место в дневном стационаре, больных из области госпитализируем в стационар. И если у нас и бывает очередь на операции, то, как правило, очень небольшая.

— Как долго длится сама операция?

— Операция на лазере-деструкторе занимает несколько минут: несколько импульсов, ткань разорвана, операция закончена. А на лазере-коагуляторе, в зависимости от вида заболевания, требуется нанести несколько коагуляций на сетчатку. Например, при сахарном диабете — около шестисот коагуляций на каждый глаз за один сеанс. А всего пациенту требуется 4-5 сеансов на каждый глаз. Получается 6000 коагуляций. То есть, это очень кропотливая, длительная, ювелирная работа. Нелегкая и для врача, и для пациента.

— Может ли лазер вернуть зрение пациентам при сахарном диабете?

— Еще одна проблема, связанная с диабетиками, заключается в том, что после операции они ждут улучшения зрения. Мы сразу предупреждаем больных, что после операции улучшения зрения не произойдет. Наша задача — сохранить то зрение, которое есть в настоящий момент, и даже если произойдет его дальнейшее небольшое снижение, это все равно считается хорошим результатом.

— Испытываете ли вы нехватку какого-либо оборудования?

— Чего нам действительно очень не хватает для лазерного центра — это одного очень важного метода исследования — флуоресцентной ангиографии. Это исследование позволяет точнее диагностировать характер и локализацию патологического процесса. Если пациенту необходимо такое исследование, мы направляем его Москву для выполнения этой процедуры. Естественно, она платная. И уже с готовыми результатами больные приходят к нам, и по данным флуоресцентной ангиографии мы выполняем лазерную коагуляцию сетчатки. Это исследование необходимо для уточнения характера болезни при многих сосудистых заболеваниях.

— Возможно ли в лазерном центре проведение профилактических операций, и если да, то на каких условиях?

— Профилактические операции у нас выполняются платно. Это необходимо сделать, когда заболевания еще нет, но уже есть предрасположенность к нему, когда мы видим изменения глазного дна, которые могут привести к осложнениям. Стоимость этой операции в нашем центре по сравнению с другими очень невысока. Например, периферическая лазер-коагуляция сетчатки при дистрофии сетчатки у нас стоит 1500 рублей, а в Ярославле эта же операция стоит около 5000 рублей. Если же болезнь уже есть — наше лечение бесплатное, а если есть предрасположенность к болезни, то лазерное профилактическое лечение проводится за плату.

С 1997 года в глазном лазерном центре отделения микрохирургии глаза областной клинической больницы г. Иваново всего было проведено около 20000 консультаций и 11000 операций

Прочитано 385 раз за период публикации, 1 раз за сегодня